Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Докатились

Всё последнее время хочется спросить у окружающих: понимают ли они, что происходит?
Что происходит со страной? Во что её превратили? Что сделали со всеми нами? До чего мы опять докатились?
Все помнят, что было тогда, в конце 1980-х–1990-х: очереди, нужду, насилие? И чем то, что мы наблюдаем сейчас, отличается от того, что было тогда?
Во что они превратили нас? Все ли отдают себе отчёт, во что?
Свежий пример из Москвы: Collapse )

И снова о новом Шерлоке Холмсе

Когда я писал об этой картине 9 дней назад, я хотел использовать определение «великолепный». Но посчитал его тогда слишком громким и заменил на «замечательный».
Теперь можно сказать, что мы, наконец, увидели великолепный образец киноискусства. Искусства – потому что он показывает нам явления не для забавы или ублажения наших разнообразных похотей, как мы уже привыкли. Он, наконец, показал нам явления в их настоящем облике – и оценил их. Оценил их по-человечески, а не привычно, по-скотски.
Это кино не идёт ни в какое сравнение со знаменитой советской экранизацией, в которой, пожалуй, не было ничего ценного, кроме обаяния замечательных актёров и игрушечной, плюшевой атмосферы никогда не существовавшей Англии.
В этом кино мы увидели подлинный мир. Мир, который ждёт выстрела, который невозможно остановить. Остановить возможно только часы. Только время.
Главный герой этого кино остановил время. Но это случилось более 100 лет назад, и выстрел прогремел сейчас, в наши дни. Там, в том мире, о котором написана эта картина.
В этом её урок. Урок для нас, людей другого мира. И, что чрезвычайно примечательно, – урок для них, о чьём мире это было снято, – ведь и они, наверняка, увидят это кино.
Считаю, это главное – почему эта картина является образцом киноискусства. Искусство учит. А мимикрирующая под него дрянь – потакает.

А из деталей, внешнего декора, отметим и не меньшее актёрское обаяние, присутствующее в картине в самой полной мере, и замечательную, умную и даже какую-то трогательную, дышащую любовью к русскому зрителю, игру с ним ссылками на уже впитавшиеся в нашу плоть образы: «у Вас, Холмс, ус отклеился», или настоящий Бэримор-издатель Уотсона под окном квартиры Холмса, в которой уже живёт подаренная женой Бэримора-королевой Викторией собачка Баскервилля.
Так что поздравляю, друзья, с рождением очередного русского, подлинного киношедевра.

А теперь, пожалуй, несколько цитат: Collapse )

Коллекция Гринёва – в подарок России

Коллекция Ивана Гринёва начала собираться 148 лет назад, в 1865 году.
Иван Гринёв, художник московской конторы императорских театров, скупал шедевры мирового искусства на аукционах и распродажах частных коллекций в Европе. В его коллекции оказались произведения Рембрандта и Микеланджело, Тициана и Леонардо да Винчи, ван Дейка и Эль Греко.
После революции и до 1949 года эта коллекция хранилась в тайнике, потом, будучи размещённой в обычной квартире, она стала доступной людям – правда, немногим.
Общее количество экспонатов в этой, подчеркнём, частной коллекции составляет более 1 000. Их стоимость оценивается в сумму от нескольких сотен миллионов до 2 млрд. долларов.
Сегодня, сейчас, из новостей канала "Культура" стало известно, что искусствовед Нина Молева, жена покойного внука Ивана Гринёва художника Элия Белютина, написала письмо президенту России, в котором говорит о желании безвозмездно передать всю коллекцию России в лице её главы.
С чем нас всех и поздравляю. Это, конечно, замечательная история о настоящих людях.

Об узниках совести и других евреях

У З Н И К С О В Е С Т И

Свободой кормится война.
Убийство – главная свобода
Войны, которая пьяна
Свободами, что слаще мёда:

На труп мочиться, гадить в храм,
При том испытывая чувство,
Что это – никакой не срам,
А грандиозное искусство

Свободомыслящей войны,
Свободомыслящих баталий,
Искусство прущей новизны
Из гениальных гениталий,

Войны всемирный фестиваль,
Войны всемирная свобода,
Войны, которая – мораль
Свободы и свободы мода.

Свободы мода – гадить в храм,
На труп мочиться, уповая,
Что это – никакой не срам,
А роскошь, слава мировая!

И если вдруг посмеет тварь
Тебя судить, так нет сомнений:
Ты – узник совести, бунтарь,
Герой войны, искусства гений.

Юнна Мориц. 28.03.2012.

О "Запретном искусстве"

Отношение к пресловутой выставке "Запретное искусство-2006" и к процессу над её организаторами является, конечно, для нашего общества очередным тестом, лакмусовой бумажкой.
Дело в том, что защита этой акции и её зачинщиков не имеет никакого отношения к искусству. Ведь эта "выставка" – и я думаю, многие просто не знают об этом – содержанием своим имела Collapse )
Защита этой акции – это, конечно, защита права человека быть уродом, а также права дряни, произведённой изуродовавшим себя человеком, быть не в выгребной яме, а среди того, что дрянью не является.
Защита этой акции и её зачинщиков указывает на стремление признать нормой дрянь как таковую, дрянь как феномен этого мира. Признать её нормой и уравнять её с чем-то настоящим, действительно ценным.
В этом смысле такая акция, конечно, равнозначна всё тем же пресловутым педераст-демонстрациям ("гей-парадам"), попытки проведения которых в России преследуют точно ту же цель.

Примечательна, конечно, сама суть происходящего: открытое выступление того, что стремится обесценить ценное, утвердить дрянь как явление приемлемое, непредосудительное, равноправное.
Повторюсь: открытое выступление.
Это характеристика времени, конкретного его момента. При том, что время зависит только от нас; оно может быть только таким, каким мы сами его сделали.

О смысле и назначении искусства

Хочу сказать спасибо всем ответившим на поставленный здесь вопрос, а также отметить, что некоторые из ответов являются практически точным попаданием в цель – конечно, именно на мой взгляд, который относительно обозначенного вопроса состоит в следующем.

Если ты делаешь что бы то ни было, направленное от тебя в мир, ты должен думать о тех, к кому это попадёт в руки или на глаза, или в головы.
Если ты не думаешь об этом и утверждаешь, что это касается только тебя – ты лукавишь и лжёшь, даже если сам не отдаёшь себе отчёта в этом.
Ведь если то, что ты делаешь, является по твоим уверениям только отражением твоего личного опыта в чём бы то ни было и ничем более – с какой стати ты представляешь это для восприятия другими людьми?
Личное – оставляй себе, а всё то, что идёт от тебя к людям, должно измеряться единственной мерой – пользой для другого человека.

В действительности уже сам факт представления созданного вниманию других свидетельствует, что все разговоры об искусстве как «саморазвитии» или «самореализации», или «постижении самого себя» и т.п. являются именно лукавством, и коренится оно, конечно, в тщеславии – в скрываемом иногда и от самого себя желании собственного утверждения и возвышения среди других. И в этом нельзя видеть ничего, кроме недостойного, нечистого, гаденького стремления.

Настоящим назначением, настоящею целью искусства может быть только другой человек, ближний. А смыслом, наполняющим стремление к избранной цели – конечно, только всемерная помощь.
Collapse )

О «Возрождении» и тех, кто оказался сильнее. Брейгель


История человечества очень похожа на историю отдельной человеческой жизни. Вплоть до самых мелочей. (Собственно, это совершенно закономерно, ведь история человечества и представляет собой просто совокупность этих отдельных жизней, их великое обобщение.) Причём, в обоих случаях история, как правило, создаётся искушениями, а если точно – именно тем, как люди на них отвечают.

Человек на соблазн может ответить только падением или отторжением, тогда как человечество, т.е. множество разных людей, отвечает и тем, и другим. И тогда результат испытания (а значит и вся дальнейшая жизнь) в случае с человечеством определяется как количеством тех и других, так и качеством частных ответов: глубиною падений и высотою нравственных твердынь, не покорившихся скверне соблазна.

При этом можно говорить не только об отдельных людях и человечестве, но и, конечно, о частях человечества, и по отношению к последним всё вышесказанное настолько же справедливо.

Так, скажем, то, что мы называем «эпохой Возрождения» в истории Западной Европы, является ни чем иным как замечательно образцовою частною историей падения большинства членов конкретного человеческого сообщества.

Здесь интересно, что та человеческая общность, к которой принадлежим мы с вами, то есть русские, этого падения в ту самую эпоху со всею очевидностью избежала, однако сегодня, в наши дни и в нашей же среде оценка произошедшего даётся, как правило, ложная – именно в том свете, в каком его привыкли видеть сами искусившиеся.
Вот, например: Collapse )
Можно видеть, что так называемое «Возрождение» понимается в данном случае как результат «новаторских исканий», «поиска новых форм», а именно их «материальной осязаемости» и «реалистичности» – и такое понимание является самым показательным образцом того, что называется обмирщением, а именно – образцом обмирщения человеческого сознания.
В чём оно состоит это обмирщение, если подробнее?
Collapse )

Джиневра ди Бенчи. XV и XX века

Когда смотришь на картины старых мастеров, многое понимаешь – и не только о самих этих людях или их времени, но и, конечно, о нашем времени, о наших современниках.

Например, когда видишь Джиневру ди Бенчи в 1474-м году, понимаешь, откуда взялась Маргарита Терехова в 1974-м, в картине Андрея Тарковского "Зеркало".
Collapse )

о. Павел Флоренский

Photobucket

Слова, приведённые здесь об улыбке лиц Леонардо да Винчи, принадлежат замечательному Павлу Флоренскому.
Полный раздражения и нескрываемого неприятия взгляд с противоположной стороны (работа М. Хагемейстера «“Новое Средневековье” Павла Флоренского» была впервые обнародована в качестве доклада на международном симпозиуме «Павел Флоренский: традиция и современность», который проходил в университете Потсдама с 5 по 9 апреля 2000 г.) позволяет в достаточной мере понять, что такое был этот человек, и что значат подобные ему люди для России и её культурной традиции:

Collapse )